Любовь Кузьмина. Как мы были беременными

17:12 | отзывы

Про мою беременность, лучше рассказывать как про рекламу средств для похудения, т.е. в ключе “ДО” и “ПОСЛЕ”. В этом эти два процесса у меня, и правда, получились схожи. Как будто я приняла некое лекарство и вся моя жизнь изменилась. Она не стала лучше или хуже, она просто стала ДРУГОЙ. Что же со мной произошло?!

Беременность, сколько ее не жди, всегда наступает неожиданно. Вот так и для нас с мужем она стала приятной неожиданностью. Сначала было счастье и радость. Потом к ним добавились тревоги за малыша, за его здоровье, хорошо ли ему там, все ли у него в порядке, как он растет, как развивается, справлюсь ли я, выношу ли я этого ребенка, как я буду рожать. Эти и еще куча мала подобных страхов и тревог всех беременных, особенно, беременных первенцами. Страхов, порождаемых нашим незнананием, страхов перед неизвестностью.

Конечно, первым делом, я пошла к врачам. Кому, как не им, как мне тогда казалось, я могу доверить свое самое дорогое. Итогом моего обращения стала больница и сохранение. Уже в больнице у меня вдруг ко всему “обнаружили” цервикальную недостаточность, настоятельно рекомендовали наложение скоб и т.д., и т.п.. Сколько было слез! Сколько было потрачено сил! И еще плюс ко всему сам больничный воздух ну никак не способствовал хорошему физическому и духовному состоянию. В конце концов, я выписалась из больницы в состоянии, близком к инвалидному. Я медленно ходила, медленно дышала, медленно думала, наверное, и медленно жила. Я даже чихнуть лишний раз боялась, т.к. мне казалось, что от любого резкого движения в моей жизни может случиться что-то непоправимое.

Одна моя знакомая, навестившая меня в больнице, настояла на обращении к ее врачу за консультацией. Как она до меня смогла “достучаться”, я и сама теперь не понимаю. Но я решилась съездить, подумав, что все равно терять уже нечего, но, возможно, хоть этот специалист внесет ясность в мой разум и я смогу принять решение о том, что же делать дальше. На тот момент я думала только о том, решаться мне на накладывание скоб или нет. Все остальное казалось каким-то вторичным. Я хотела сохранить мою беременность любой ценой.

Так судьба познакомила меня с моим врачом, Татьяной Алексеевной. Страшный для меня диагноз не подтвердился. Разум освободился от страха.

Не могу сказать, что я прониклась доверием к этой женщине с первого взгляда или с первого раза общения. Но ее жизненная энергия и позитивный взгляд на беременность вообще заставил меня по-другому взглянуть на ситуацию вокруг меня. И тогда я поняла, что я могу сама что-то изменить. Тогда я не знала еще, что конкретно, но я это почувствовала. Так я стала ходить на занятия по подготовке к родам.

Я помню, как на занятиях меня удивила интенсивность физической нагрузки. Я смотрела на беременных девушек с большими животами и не понимала, как они с такой легкостью приседают, машут ногами и наклоняются и при этом находят время пообщаться, и еще и улыбаются. Я со своими 10/11 неделями была просто кипарисом (животик только-только намечался), но даже наклониться толком не могла и падала почти на каждом упражнении. С каждым занятием я становилась все сильнее, причем, не только физически, но и душевно. А лекции, которые нам читали, приоткрывали завесу неизвестности перед беременностью и родами. И страхи уходили. Стало легко! Легко бегать на 4 этаж домой, догонять автобусы и троллейбусы, спешить на работу. Стало легче дышать! А потом я поняла, что к родам готовлюсь не только я, но и мой малыш! Я научилась его слушать и слышать. Мы вместе ходили на работу, занимались на курсах подготовки к родам, спешил домой, общались с друзьями, принимали ванну, тренировали и задерживали дыхание. Мы уже тогда понимали и любили друг друга. Даже когда мне очень хотелось спать, а малыш предпочитал поворочаться и постучаться к маме, стоило мне попросить дать мне выспаться, как “баталии” сразу же прекращались. Мы уже тогда были вместе в этой жизни. Просто еще не смотрели друг другу в глаза.

А потом и мой муж, наш папа, тоже стал “беременным” вместе с нами: сначала я ему просто рассказывала о том, что нового я узнала на занятиях, и как мы с малышом провели день, а потом и он “включился”. Мужчины ведь тоже бояться беременности и родов. Только они об этом не говорят, предпочитая отделываться фразами типа: “Это ваше женское дело”. Но на самом деле в большинстве случаев это все – лишь попытка замаскировать свой страх, порожденный так же незнанием. Вот и для нас, по мере узнавания нового, беременность и роды стали делом семейным. Мой муж даже сходил со мной на лекцию по родам, чтобы послушать еще раз и посмотреть, как это должно быть, ибо “лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать”.

Наш малыш долгое время лежал в моем животике ножками вниз. Но как только я поняла, что проблема во мне, в моих психологических мыслях и переживаниях, я постаралась “победить себя”, и мы вместе с мужем поговорили с ребенком. Мы постарались ему все объяснить и очень попросили в качестве подарка на Новый год для родителей перевернуться в правильное положение. И чудо свершилось! Потом таких маленьких “рукотворных” чудес было еще много.

Занятия очень мне помогли не только на время беременности и родов. Освоенные техники расслабления и визуализации очень помогали в родах, в послеродовый период, когда надо было успеть хорошенько отдохнуть и восстановить силы за короткое время, быстро заснуть (что бывало нелегко, т.к. все мысли и сознание крутились вокруг малыша), обезболить, успокоить и себя и малыша. Часовые ванны с температурой 37 градусов избавили меня от вечно  холодных ног и повышенной “мерзлявости”. Изменился мой пищевой рацион и взгляды на питание, я уже не говорю про хорошую привычку читать состав продуктов на этикетках перед их приобретением. Результаты этих изменений также не заставили себя ждать: практически исчезли проблемы с моим больным с детства желудком, наладился стул (т.е. дисбактериоз стал отступать). Диета во время беременности, баня и физическая активность помогли мне и ребенку избежать проблем с лишним весом к родам. А продолженная диета после беременности и предродовые усилия избавили нас от таких проблем  как газики и колики. Мне теперь думается, что все это в совокупности помогло избежать и аллергии у нашего ребенка. Конечно, возникали и какие-то проблемки во время беременности, но почти все они были регулируемыми. Ко времени родов каждый из нас уже знал, что делать. А на случай “чтобы не перепутать” я даже написала памятку и раздала ее всем родителям, и повесила на самом видном месте в квартире. Страхов больше не было, было только радостное ожидание встречи с нашим малышом.

Как это было.

Мы проснулись во вторник в пол одиннадцатого утра. Радовала мысль, что это был совместный с мужем выходной. Только поднялась с кровати, как мой малыш отчетливо постучал в живот. Причем как-то не так как обычно. У меня сразу вырвалось: “Дорогой, похоже, мы сегодня родим”.

Что делать, мы оба знали. Главное – спокойствие, и набраться сил и положительных эмоций. Мы собрались и вместе пошли на прогулку. Пока гуляли, я окончательно убедилась, что эти сильные спазмы значат, что мой малыш готов к тому, чтобы выйти. Мы вернулись домой, пообедали и начали потихоньку собираться в роддом. К 7 вечера схватки усилились настолько, что “продыхивая” их я уже была почти совсем “в себе”, но при этом в промежутках в голове запечатлелись разные мелкие детали происходящего вокруг меня: я одеваюсь, свекровь провожает нас с мужем до машины, огни города, какой дорогой мы едем, разговоры мужа с другом, мы в роддоме, я переодеваюсь, почему-то кажутся тяжелыми ноги, мы в родилке, всю дорогу в машине до роддома очень хочется пить, и еще зеленое яблоко, то самое, которое предусмотрительно лежит в собранных вещах.

Как будто это было кино и я смотрела на все со стороны. При этом страха не было совсем. Была только великая цель в конце пути – Родить и родиться. Поэтому нам обоим, мне и малышу, нужно было работать.

В родилке я первым делом “дорвалась” до яблока; После двух откусов резко перехотелось есть.

Схватки пошли полным ходом, я ходила по родилке – была в движении, и уже через некоторое время достигли своего апогея. Очень захотелось лечь и упереться руками в стену, что я и сделала. Стенка оказалась очень холодной, поэтому руки приходилось в паузах отнимать от стены.

Когда мы занимались на курсах, готовились к родам и тренировали техники дыхания, то я думала, что уж ртом я точно дышать не буду, т.к. от этого просто ужасно сушит во рту. Однако оказалось, что, в моем случае, дышать ртом помогало лучше всего. А еще помогало знание того, что самая долгая схватка длиться не более 1 минуты. И когда временами становилось невмоготу, от сбивающегося дыхания, то сразу начинала дышать на счет, чтобы знать, когда же закончиться та минута. А еще перед глазами всплывала картинка с занятиями, когда мы с девочками все сидим в кружке, я на своем любимом месте в углу, я смотрю на нашего врача, Татьяну Алексеевну, потом концентрируюсь на ее руке, которая взмывает то вверх то вниз, отсчитывая темп дыхания, и слышу ее голос, который говорит нам в такт дыханию: “Дышим, дышим, дышим, дышим.”. И за это время боль уходила, растворялась, наступало время блаженного отдыха.

Вдруг схватки резко стали менее болезненными. Захотелось встать. В голове сразу вспомнилось, что так начинаются потуги. Как только я об этом подумала, так сразу почувствовала, как захотелось “какать”. С этого времени я переместилась снова в вертикальное положение, но самым удобным было стоя буквой Г облокотиться на родильное кресло туловищем, свесив живот. Еще очень хотелось двигаться, но самостоятельно почему-то не получалось. Помогла Татьяна Алексеевна, которая встала сзади меня и “придавала” моему тазу покачивающие движения и стороны в сторону и немного массировала поясницу, чтобы облегчить боль. Это реально помогало.

Потуги трудно описать словами. Я просто чувствовала, что мой малыш очень старается выйти на свет, и на автопилоте выполняла “команды” человека, которому во всем доверяла, Татьяны Алексеевны. В какой-то момент пока я лежала в схватке на столе Татьяна Алексеевна спросила меня жалостливым голосом: “Люба, ну как ты, у тебя совсем сил не осталось?”, на что я как только боль и концентрация на себе отпустили, подняла голову и с удивлением сказала бодрым голосом: “Нет. С чего вы это взяли?!” Силы были, было прекрасное настроение! Просто не было никакого желания отвлекаться, общаться, и вообще “напрягаться” на что-либо другое кроме родов и ребенка, который тоже работает вместе со мной.

Помню, как надо было собраться с силами, чтобы снова лечь, как лежа отошли воды, как снова надо было встать. Помню даже не столько сами действия, сколько те ощущения, которые с ними связаны. Помню четко, что в какой-то момент я поняла, что почему-то жалею себя, и поэтому получается тужиться слабо. Мысль о том, что это добавляет трудностей моему ребенку заставила сконцентрироваться и работать не жалея своих сил.

Помню еще один забавный момент. Потуги уже были каждую минуту, я расположилась на корточках на родильном кресле, меня поддерживали под руки Татьяна Алексеевна и еще какая-то девочка, акушерка стоит рядом. И тут кто-то посторонний входит в родилку. Я отвлекаюсь, малыш, видимо, тоже, потуги прекращаются. Все сидим, ждем. Как только эта женщина вышла, через некоторое время потуги возобновились.

А потом помню ощущение невероятного облегчения и радости, когда я почувствовала (последние потуги были с закрытыми глазами), что головка малыша уже вышла, а потом я услышала плач моего малыша, открыла глаза и не увидела, а как-то почувствовала, что мне его кладут на живот. Раскрыла глаза и увидела своего Егорушку. Если до того как он родился у меня и были какие-то варианты имен в голове, то когда я его увидела, то сразу поняла, что это Егор. До сих пор помню ощущение: его ножки на своей руке и как он приоткрыл глаз, чтобы посмотреть на меня с прищуром, один глаз цвета синего бутылочного стекла. Пока пульсировала пуповинка, на моих глазах синеватый кроха превращался в хорошенького розовенького малыша. Я своими глазами видела, как через пуповину в Егора вливаются живительные силы, возвращается кровь, отлившая во время прохождения по родовым путям. Это как будто подвявший обессиленный цветок опустили в живительную влагу и он ожил и снова распустился.

Сейчас, слушая рассказы своих знакомых об их родах, о поведении их малышей до, во время и после родов, я понимаю, как важно готовиться к родам!! Как важно понимать, что происходит с тобой и малышом. Тогда ты можешь не отвлекаться на ненужные мелочи и не переживать из-за них, а полностью сконцентрироваться на действительно важном и нужном. И тогда ты реально видишь, от скольких неприятностей по незнанию удалось уберечь и себя и малыша. Например, Егор родился с тройным тугим обвитием пуповины вокруг шеи, но у него не было никаких асфиксий и пр. А все потому, я уверена, что, будучи беременной, я тренировалась задерживать дыхание, т.е. приучалась вместе с малышом к бескислородному времяпрепровождению. Мы вместе занимались гимнастикой, ходили в баню. В итоге несмотря на это обвитие, у меня родился сильный и здоровый малыш, у которого все рефлексы сразу после родов были в норме. Для этого и дается, наверное, беременность – Дар Божий, Счастье, Радость, Подарок матушки природы и возможность подготовиться к родам Вам и Вашему малышу, чтобы роды прошли хорошо. И роды – это не мука и не проклятье, а самая настоящая работа! И от того, как Вы будете к ней готовы, так вы с ней и справитесь. Все это я познала на собственном опыте.

Отдельно хочется рассказать о том, как важно, чтобы в родах участвовала вся семья: мама, папа и ребенок. На протяжении всех родов это для меня было большой поддержкой. Хотя я и была больше в себе, но когда я видела, что мой муж рядом, просто рядом, это давало дополнительные силы и спокойствие, что все будет хорошо. И потом, когда Егорушку унесли на осмотр, я была абсолютно спокойна, т.к. знала, что мой муж – его отец рядом с ним, а значит защищен. И Егор это тоже чувствовал! Как только его передали на ручки папе, он услышал его голос и сразу перестал плакать и стал осваиваться в новом для него мире.

Уже теперь я часто поражаюсь тому, насколько у беременных обостряется интуиция. В тот знаменательный для нашей семьи день я откуда-то точно с первого толчка определила, то сегодня родим, что ехать в роддом надо именно в 7 вечера. Но еще больше я была удивлена, вспомнив о том, что свои роды я “увидела” еще тогда, когда до них было еще половина пути. Мы на занятиях получили задание нарисовать свои роды. Сказать, что я растерялась, это ничего не сказать. Но потом я решила, что буду рисовать то, что первым придет в голову, сконцентрируюсь на своих ощущениях. И нарисовала. Это была комната с одним окном. За окном было темно и слякотно. На тот момент я решила, что за окном это все мои страхи и прикрыла их зеленой занавеской. Полкомнаты занимало желтое теплое солнце. А в самой комнате поселилась огромная рыжая белка с яркими глазами и букетом тюльпанов. В итоге накануне родов 07.03.06 весь город был завален тюльпанами к восьмому марта. Шестого марта к вечеру ко мне приехала подруга и привезла огромную полуметровую рыжую белку с яркими голубыми глазами! А День родов был единственным теплым днем на весь март 2006 года, в городе была жуткая слякоть и грязь. И родила я поздно вечером, когда за окном уже было темно. А роды для меня прошли очень солнечно:  спокойно, радостно – так как и должны приходить дети в этот мир!

Любовь Кузьмина, 26 лет, 2006 год