М. Трунова и Л. Китаева. Драма младенчества

10:43 | блог

«История жизни каждого человека – это история развития взаимоотношений его родителей, приведших к факту зачатия, это история его развития в материнской утробе из оплодотворенной яйцеклетки в сложнейший организм, это переживания схваток и прохождения через родовые пути, первые впечатления от контакта с внешним миром, события раннего младенчества и детства и, наконец, жизнь, связанная с осознанным отношением к этому миру. Сегодня хорошо известно, что это осознанное отношение, характеризующееся выделением в человеке «Я» и противопоставлением его всему внешнему «Миру», вырастающее из изначального единства уже в период раннего детства, закладывается много раньше и является результатом всех упомянутых предшествующих этапов. Не только условия жизни в детстве и младенчестве, особенности внутриутробного периода и рождения, но и обстоятельства зачатия, – все эти немаловажные факторы влияют на формирование личности. Всякий человек несет в себе свою историю, и это прошлое в каждый момент участвует в созидании настоящего.

Важность здоровых семейных отношений (какова бы ни была форма семьи), удовлетворения специфических материальных и душевных потребностей женщины во время вынашивания ребенка и при его рождении, удовлетворения естественных потребностей малыша после его рождения очевидны не только для современной науки. В любой культуре выделяется мощный пласт, который можно назвать культурой перинатального периода, или перинатальной культурой. Перинатальная культура – это совокупность мировоззренческих идей и взглядов общества, выражающихся в существующих обычаях и традициях, на процессы планирования семьи, беременности, рождения ребенка и младенчества. Ясно, что перинатальная культура тесно переплетается с такими явлениями, как культура семьи вообще и культура родительства и воспитания в частности. Очевидно, что эта культура может быть совершенно различной в зависимости от условий жизни данного общества и целей, которые оно преследует. Существенно лишь то, что феномен перинатальной культуры – это отражение того или иного понимания роли перинатального периода в формировании личности человека.

Если говорить о современной перинатальной культуре цивилизованных стран, то этот термин вряд ли уместен. Весь этот период как будто вырван из повседневной жизни и представляется более как проблема медицинская, нежели социальная. Беременность рассматривается как процесс, идущий на грани с патологией, рождение ребенка в большинстве случаев происходит в отрыве от семьи, за стенами клиник и практически всегда с медицинским вмешательством, родившийся ребенок находится под наблюдением целой армии специалистов-медиков. Поэтому мы можем говорить о дородовом медицинском наблюдении, о медицинской практике ведения родов, о врачебном контроле за здоровьем младенцев, но не о культуре в том смысле, который мы привыкли вкладывать в это слово. Правильнее было бы сказать, что отличительной чертой нашей культуры является отсутствие перинатальной культуры.

Сегодня мы можем видеть печальную картину отчуждения родителей от своих детей, начинающуюся с внушения беременной женщине статуса пациентки со всем сопутствующим комплексом страхов, продолжающуюся отрывом женщины от семьи при родах в больнице и лишением ее права ухаживания за своим только что родившимся ребенком по своему усмотрению. В периоде раннего младенчества своего ребенка родители практически парализованы в творческой активности и находятся в полной власти медицинских рекомендаций. Для медицины же ребенок – это прежде всего пациент. А значит, его надо лечить. А если и не надо, то обязательно проводить определенную профилактику (прививки, медосмотры и т.д.). Мнение родителей в расчет, как правило, не принимается.

Такое отчуждение родителей от детей ведет к отсутствию культуры родительства, обычаев и традиций, идущих от начала жизни каждого человека. Тем самым наша культура оказывается лишенной одной из своих важнейших составляющих. И как бы эти проблемы ни были далеки от современного человека с его жизненными ценностями, от воссоздания этого культурного слоя во многом зависит разрешение огромного количества противоречий и конфликтов нашей жизни. Ведь осознание действительности уже не первого поколения формируется в отсутствие перинатальной культуры, а значит, это осознание также имеет пробел. И этот пробел нельзя считать несущественным, ибо отношение к зарождению новой жизни, к женщине-матери, к новорожденному младенцу как носителю и продолжателю нашей культуры определяет слишком важные мировоззренческие установки, так или иначе пропитывающие всю нашу жизнь.

Одна из главных задач нашего времени – это формирование экологического мышления. От решения ее в конце концов зависит благополучие нашей цивилизации. Экологический кризис, войны, рост заболеваемости, да и просто обилие личностных психологических проблем – все эти следствия отсутствия экологичности мышления свойственны нашему обществу. Жизнь сама по себе, развитие личности и проявление ее творческого, духовного потенциала, гармония с природой не являются сегодня самодовлеющими ценностями.

Современное отношение к проблемам деторождения и раннего младенчества, характеризующее наше общество, кажется, делает все, чтобы в самом зародыше погубить предпосылки экологического мышления. О какой гармонии с природой можно говорить, если человек рождается пациентом, если его рождение подобно хирургической операции. Не является ли отчуждение ребенка от матери (как прямое – в условиях больницы, так и косвенное – из-за давления общепринятых норм) фундаментом отчуждения от окружающего мира и агрессивного ему противостояния? Будет ли чувствовать себя в безопасности ребенок на руках у матери, переполненной страхами и волнениями за жизнь и здоровье своего чада, подавленной ощущением своей неспособности понять и удовлетворить его элементарные потребности? Не является ли это основой нарушения внутреннего равновесия, фрустрации и потери чувства реальности? Очень многие вопросы отсылают нас к мысли о том, что задача формирования экологического мышления, утверждения гуманистических ценностей – это прежде всего задача формирования перинатальной культуры, основанной на глубоком понимании важности (общественной значимости) начальных этапов развития человеческого существа в его жизненном цикле.

Новые идеи относительно перинатального периода стали появляться естественным образом в среде родителей и у отдельных профессионалов, недовольных существующим положением вещей, поскольку слишком очевидны последствия такого медикализированного подхода, выражающиеся в росте перинатальной патологии. Осложнения беременности и родов, рост числа родовых травм, детская заболеваемость – все это объясняется отнюдь не только несовершенством медицинского сервиса. Важен принципиальный подход. Эти идеи стимулировались появлением научных данных о внутриутробном периоде жизни и о влиянии на состояние здоровья и психики запечатлеваний, происходящих в самое первое время после рождения.

Сегодня мы уже имеем значительные результаты в формировании новых подходов к беременности, родам и младенчеству. В нашей стране первая брешь в ортодоксальном медицинском подходе к ребенку была пробита в 60-70-е годы семьей Никитиных, снискавших себе огромное количество последователей. Результаты исследований известного физиолога профессора И.А. Аршавского позволили увидеть порочность многих методов медицинской практики и их некоторые социальные последствия. Большую роль в формировании современной перинатальной культуры сыграли идеи И.Б. Чарковского, касающиеся рождения ребенка в водной среде, раннего обучения плаванию (в дальнейшем вылившиеся в идею аквакультуры), а также развития детей раннего возраста. Значительный практический опыт накоплен в родительских организациях и клубах. Сформировались конкретные методики пренатальной подготовки, проведения родов и рекомендации касательно раннего младенчества. Зародившись первоначально в родительской среде, новые подходы находят сегодня все больший отклик и в среде творчески мыслящих врачей-профессионалов, что позволяет надеяться на проведение в будущем серьезных научных исследований и в конце концов на преодоление ортодоксального узкомедицинского подхода к перинатальному периоду.»

Эта книга не может служить руководством тем, для кого точка зрения официальной медицины на рассматриваемые проблемы представляется единственно заслуживающей доверия. Излагаемый далее материал не преследует цель дать родителям исчерпывающие методические рекомендации. «Мы хотели лишь показать возможности – возможности, реализуемые на практике, и стимулировать тем самым творческий подход родителей к своим детям, предостерегая в то же время от чрезмерного энтузиазма в желании достигнуть каких-то сверхъестественных результатов. Следует всегда помнить, что каждый ребенок и так уникален, а его естественные потребности настолько элементарны, что без труда могут быть удовлетворены родителями. Главная проблема не в том, чтобы узнать, «что можно делать с ребенком», а в том, чтобы научиться понимать, «что ему нужно». Творческий подход к ребенку отталкивается не от бездумного следования многочисленным рекомендациям и правилам, из какого бы источника они ни исходили, а от принятия родителями полной ответственности за своих детей и от доверия родительскому чутью.»

Все родители хотят видеть своего ребенка здоровым. Но что такое здоровье? Представления о нем весьма противоречивы. Если считать, что здоровье – это просто отсутствие болезни, то возникает вопрос о том, что же такое болезнь. То, что мы называем «болезнью», на самом деле нередко оказывается «здоровой» реакцией организма на внешние или внутренние раздражители. Авторы книги исходят из того, что некое субъективное представление о здоровье и болезни имеется у каждого человека, и на основании такого представления пытаются наглядно показать некоторые возможности для родителей по отношению к своим детям.

«Если говорить о физическом здоровье, то нам предоставляются две возможности его достижения и поддержания. Первая – это лечение, т.е. действия в случае имеющейся болезни, которые приводят к исчезновению соответствующих симптомов. И вторая – профилактика, т.е. создание таких условий, при которых болезнь не возникала бы или протекала с наименьшими последствиями. Кроме того, как лечение, так и профилактика могут быть пассивными или активными в зависимости от роли и отношения самого человека, на которого направляются какие-либо действия. В результате мы получаем четыре основных направления в решении задачи достижения и сохранения здоровья:
тип \ способ лечение профилактика
пассив 1 2
актив 3 4

При пассивном лечении действия производит врач, пациент же остается пассивен, не прилагая собственных усилий к своему оздоровлению. Наиболее яркий пример – хирургическая операция. Сюда же можно отнести и медикаментозное лечение, когда больной надеется на воздействие лекарства. Лечение активное предполагает совместные усилия врача и пациента. Например, лечебная физкультура, психотерапия. Больной человек активно содействует своему выздоровлению, используя при этом знания и опыт врача. Пассивная профилактика – это создание благоприятных для здоровья условий жизнедеятельности, в основном, искусственными средствами, опять же не требующими внутренних усилий самого человека. Это некоторые санитарные и гигиенические мероприятия, а также профилактические прививки. Активная профилактика – это усилия самого человека по поддержанию своего здоровья, выражающиеся прежде всего в его образе жизни.

Естественно, что каждый из этих способов оправдан в своих специфических условиях и имеет право на существование. Но нам необходимо уяснить, что каждый из этих способов порождает особый взгляд на человека, что имеет уже серьезные социально-психологические последствия. При первом и втором способах (пассивное и активное лечение) человек рассматривается лишь как пассивный объект некоторого вмешательства, и это вмешательство необходимо, чтобы он выздоровел или не заболел. При этом «объект» не обладает собственной компетенцией и поэтому бесправен. Медицина же получает при ориентации на пассивный подход практически неограниченную власть над пациентом. При третьем подходе (пассивная профилактика) пациент уже не пассивен, а играет активную роль в своем выздоровлении. Врач и пациент выступают здесь фактически как равноправные партнеры. При ориентации на четвертый подход (активная профилактика) человек рассматривается как обладающий реальной возможностью предотвратить болезни имеющимися внутренними резервами, т.е. как творчески мыслящая личность. Врач здесь может лишь стоять рядом и наблюдать.

Соответственно, каждый способ порождает и свое отношение к болезни. Согласно первому способу, болезнь присуща человеку внутренне. Человек не может не болеть по самой своей природе. Согласно второму способу, мир, окружающий человека, полон опасностей для его здоровья, агрессивен по отношению к человеку, враждебен ему, и единственная возможность выжить в нем – это создать искусственную защиту. Согласно третьему способу, человек хотя и не может не болеть, но имеет в себе самом возможности противостоять болезням и восстанавливать здоровье. Четвертый подход полагает, что болезнь возникает в результате нарушения человеком каких-либо природных законов. Гармонизация жизни с законами природы имеет следствием здоровье человека.

Эта схема весьма условна, и истина, судя по всему, гораздо сложнее. Поэтому мы не склонны доказывать правоту или неправоту того или иного подхода в отношении здоровья или болезни. Для нас важнее другое. Признавая равное право на существование для всех подходов, необходимо иметь в виду сферу их применимости. Узкая ориентация чревата серьезными издержками. Это мы и наблюдаем по отношению к современной медицине, ориентирующейся в основном на первый и второй подходы, частично на третий и никак не на четвертый. Отход от этой позиции чреват для нее по крайней мере двумя неприятностями: 1) потерей власти над пациентом; 2) ощущением своей ненужности в существующем виде. Оговоримся, конечно, что речь идет о медицине в современном ее состоянии.

Исходя из этой ориентации, нам несложно реконструировать современные взгляды на перинатальный период, которые вкратце можно свести к следующему:
1) каждый человек является пациентом и требует регулярного медицинского контроля и обязательного медицинского вмешательства;
2) беременность – это процесс, требующий повышенного внимания, поскольку беременная женщина является трижды пациенткой: а) просто как любой человек; б) из-за специфики беременности; в) как вынашивающая в себе другого пациента.
3) рождение ребенка – процесс, требующий обязательного медицинского вмешательства и контроля, а потому он должен происходить в предназначенном для этого месте – родильном доме;
4) роды – это процесс, угрожающий здоровью матери, поэтому требуется нахождение ее в течение некоторого времени в условиях больницы;
5) каждый новорожденный в период адаптации к внеутробным условиям является существом несовершенным и подвергается огромной опасности от факторов внешнего мира (холод, бактерии и т.д.) и потому требует специальной защиты и изоляции (очень часто даже от матери) в специально созданных условиях;
6) мать или вообще родители имеют ограниченную компетенцию в вопросах здоровья ребенка и должны строго следовать врачебным рекомендациям;
7) детство, особенно раннее, – наиболее опасный для здоровья период жизни, требующий постоянного участия врача, а также период, когда необходимо создать защиту на будущее (в виде профилактических прививок).
Любой врач, скорее всего, не согласится с этим. Но нужно учесть, что это не изложение официального медицинского подхода, а выводы из существующего положения дел.

Не умаляя значения медицины в нашей жизни, мы будем ориентироваться на четвертый способ и исходить из сложившейся у нас концепции осознанного отношения к родительству, или, коротко, сознательного родительства, которое в отношении периода раннего младенчества основывается на том, что родители являются единственными людьми, способными глубоко чувствовать потребности и состояние своего ребенка, способны взять на себя ответственность за его настоящее и будущее. Кроме того, родители должны иметь свободу выбора в своих действиях, основанную на реальном знании, а не слепо следовать устоявшимся традициям, уметь оценивать свои возможности и возможности ребенка. Другими словами, сознательное родительство подразумевает стремление к профессионализму.

Формирование здоровой перинатальной культуры состоит в утверждении принципиально иных культурных установок, которые и являются отправной точкой в нашей практике, а именно:
1) здоровье каждого человека определяется образом его жизни (во всех сферах: физической, эмоциональной, умственной, социальной, моральной); каждый человек в первую очередь сам ответственен за свое здоровье;
2) беременность – естественный процесс, но требующий повышенного внимания как процесс не только биологический, но и социальный, требующий своего возвышения в интересах ребенка и всего общества;
3) рождение ребенка – также естественный процесс, но весьма важный по своему значению как для матери, ребенка и семьи, так и для общества, и также являясь процессом социальным, имея сильную психоэмоциональную составляющую, требует повышенного внимания в смысле удовлетворения всех естественных потребностей (физиологических и психоэмоциональных) матери и ребенка. Исходя из этого, наиболее предпочтительное место родов – свой дом и окружение близких людей;
4) роды (естественные) – это процесс, благотворный для здоровья женщины. Ход этого процесса влияет на будущие взаимоотношения матери и ребенка, на самооценку матери как родителя. Являясь пиковым переживанием, роды могут стать источником положительной трансформации ее мировоззренческих установок и духовного обогащения. То же касается и отца при вовлечении его в этот процесс. Лучшие условия для матери после родов – это свой дом, близость ребенка и благоприятное психологическое окружение;
5) новорожденный ребенок обладает мощными адаптивными механизмами и способностью противостоять вредоносным факторам внешней среды: реализация этой способности, а значит и степень безопасности ребенка, зависит от удовлетворения его естественных потребностей, важнейшие из которых – быть вместе с матерью после рождения и благоприятная психологическая атмосфера;
6) родители несут ответственность за благополучие ребенка (причем не формальную – как врач, а реальную – благодаря своему биологическому и социальному положению как родителей). Их сегодняшняя некомпетентность связана лишь с соответствующими культурными установками и фактическим отсутствием у нас института родительства ввиду узурпации медициной начальных периодов жизни ребенка;
7) детство, особенно раннее, – период, когда создается фундамент физического, психического и нравственного здоровья. Задача этого периода – проявить имеющиеся в ребенке возможности, предоставить ему модели поведения, позволяющие жить в гармонии с природными законами.
Эти установки подразумевают активность родителей в процессах беременности, родов и периода младенчества своего ребенка. Это, в свою очередь, подразумевает постоянное самосовершенствование родителей.»

«Отношение в нашем обществе к самым маленьким его членам – грудным и особенно новорожденным детям – это, пожалуй, одна из наиболее значительных драм в истории развития человеческих представлений о жизни и осознания человеком своей сущности. Последствия этой драмы слишком серьезны, чтобы не обращать на них внимания. Каково же было отношение к новорожденным и грудным младенцам до появления медицины в современном ее виде?

Культурные традиции имеют свои особенности у всех народов, но можно выделить нечто общее. Процессы беременности, родов и период младенчества проходили в контексте жизни общества наряду со многими другими событиями жизни. Они были интегрированы в жизненный процесс и поэтому не могли не быть источниками определенных взглядов и традиций. И поскольку рождение новых членов общества является значимым событием, эти традиции образуют целый культурный пласт, который и можно назвать перинатальной культурой. Ввиду интегрированности перинатального периода в повседневную жизнь, естественность его протекания («включенность» беременной женщины в обычные социальные процессы, рождение детей в домашних условиях, опять же естественное взаимодействие родителей с младенцем согласно традициям) имела следствием то, что каждый человек в той или иной степени являлся носителем этой перинатальной культуры.

Очевидно, что периоды беременности, родов и младенчества не могли не рассматриваться как обычные и естественные, хотя и имеющие свои особенности. Ребенок же и не мог рассматриваться иначе как потенциальный взрослый член общества со свойственными ему обязанностями и правами. Неудивительно, что совершенно различные культурные традиции имеют достаточно подробную схему социализации ребенка, начинающуюся буквально с первого дня жизни, а порой в ритуализованном виде еще до его рождения. Включенность перинатального периода в общий контекст жизни, естественно, являлась источником эмпирических знаний о важности этого периода в формировании будущего взрослого. Об этом говорит богатство ритуалов и обрядов, восходящих порой к самому процессу зачатия.

Обращаясь к источникам древней письменности, мы видим, что к ребенку не относились как к существу не осознающему, примитивному по сравнению со взрослым человеком. Напротив, прослеживается весьма уважительное отношение к младенцу. В Ведах, например, в образной мифологической форме описывается путь, проходимый ребенком от зачатия до рождения; подчеркивается, что этот путь является огромным опытом; утверждается, что новорожденный младенец ничуть не отличается от взрослых людей по своей способности осознавать все происходящее, только осознает он это другим способом, тело его не развито и обстановка для него совершенно необычная.

Множество ритуалов и обрядов связано с маленькими детьми. У католиков существовал культ поклонения младенцу. На иконах ребенок часто изображен окруженным золотистым ореолом, символизирующим незапятнанность его греховными поступками по сравнению с окружающими взрослыми. Обряд крещения детей в христианстве и его аналоги в других религиях нельзя считать только символическим приобщением их к определенной вере. Крещение в раннем возрасте предполагает и определенное отношение взрослых к малышу, а именно отношение как к равному перед Богом. Не вдаваясь в подробное исследование этих вопросов, мы можем по крайней мере заключить, что младенец рассматривался как существо достаточно высокоразвитое, для которого важны не только нормальные физиологические условия существования, но и духовные процессы в жизни общества. Это, в свою очередь, не могло не породить соответствующего отношения к действиям, производимым с младенцем.

Дальнейшее развитие этой драмы характеризуется угасанием религиозных традиций и победоносным развитием науки. Наиболее характерно наше время, связанное с появлением современной медицины, т.е. последние 6-7 десятилетий. За этот период произошли значительные изменения, определившие сегодняшнее отношение к младенцам. Особенностью науки, основывающейся на принципах позитивизма и использующей анализ как главный метод познания, явилось расчленение целого в процессе познания и узкая специализация. В познании человека душа и тело были разъединены и изучались отдельно. Неудивительно, что изучение беременности, родов и новорожденных младенцев свелось к изучению физиологических процессов, соответствующих данным периодам. Почти исключительно таковыми они в конце концов и стали считаться. Несмотря на высказываемые иногда положительные идеи, из-за отсутствия соответствующих научных данных и общих позиций не могла внести своих корректив и психология. «…Изучение детской души завоевывало место в общей психологии с еще большим трудом, чем эволюционная идея в биологии».

Психологическая наука последних десятилетий, в целом отталкивающаяся от Фрейда, хотя и признавала важность первых лет жизни в формировании личности человека, тем не менее вслед за Фрейдом рассматривала сознание новорожденного ребенка как чистый лист бумаги, на который лишь с началом внеутробной жизни начинают наноситься первые записи. Сведение особенностей перинатального периода к физиологии привело в конце концов к тому, что он был полностью монополизирован медициной, для которой психоэмоциональная сторона беременности, родов и взаимодействия с новорожденным взрослых не является важной и потому игнорируется.

Беременность была объявлена процессом, идущим на грани с патологией, и стала проводиться под строгим медицинским наблюдением. Это придало беременной женщине особый статус, не позволяющий ей чувствовать себя «как все» и приводящий к ее своеобразной социально-психологической изоляции. Рождение ребенка перекочевало из семейного круга в больницу. Возможности участвовать и присутствовать при этом процессе лишились не только близкие и родственники матери, но и отец ребенка. Тем самым процесс рождения ребенка оказался оторванным от его социального окружения. Сам процесс родов свелся к механическому с применением большого количества вспомогательных средств. «…Женщина рассматривается и трактуется как репродуктивная машина, к которой могут быть приспособлены другие машины». Более того, из-за боязни инфекции младенец стал разлучаться с матерью на первые дни после рождения. Остальные дни, проводимые в больнице, мать вынуждена следовать строгим указаниям и правилам. Все это в конечном счете привело к тому, что были ослаблены как непосредственно материнские инстинкты, материнское «чутье», так и нарушена психоэмоциональная связь отца и других родственников с ребенком.

Сведение медициной процесса рождения и периода новорожденности к чисто биологическим явлениям привело к отношению к новорожденному как к существу, обладающему лишь физиологическими потребностями. Кроме того, благодаря специфике медицины, задача которой – выявить и устранить патологические процессы, в отношении к младенцу преобладающим стал подход, который можно охарактеризовать как ориентация на патологию.

Вот как, например, преподносится понятие о периоде новорожденности и 1-го года жизни в одной из популярных книжек для родителей: «Организм ребенка в каждый из возрастных периодов имеет ряд структурно-функциональных особенностей, вызывающих необходимость разного режима ухода, питания и воспитания. Самыми ответственными являются два первых периода, занимающих весь первый год жизни ребенка. В период новорожденности у детей выявляются пороки развития, повреждения разных органов, полученные при родах (нарушение мозгового кровообращения вплоть до внутричерепных кровоизлияний, переломы костей, повреждение мышц, периферических нервов и др.). У детей первого года жизни легко возникают и тяжело протекают сепсис (заражение крови), острые желудочно-кишечные болезни, воспаление легких, кожные болезни, рахит и др.».

Читайте, родители, это про вашего ребенка! И трепещите. Разве вы можете справиться с этим сами? Нет, без медицины вы не сделаете и шагу. Рождение человека превратилось в рождение пациента. Пациент же всегда в чем-то неполноценен, несовершенен. Он болен. За больным нужен уход. За новорожденным особенно. «Однако вследствие незрелости органов и тканей, от того, что все впервые, все хрупко, легкоранимо, приспособление к новым условиям существования происходит в состоянии неустойчивого равновесия деятельности важнейших систем. Поэтому небольшое вроде бы изменение в кормлении оборачивается срыгиванием, поносом, неправильный уход за кожей и пупочной ранкой ведет к появлению опрелостей, гнойничковых заболеваний и даже сепсиса. Новорожденный не только беспомощен, не может существовать без матери, но еще и беззащитен перед многими инфекциями, от которых его надо оберегать».

Так что бойтесь, трепещите. Какой творческий подход? Ни шагу в сторону от медицинских рекомендаций! Ваша задача в том, чтобы ваш ребенок выжил. Еще одним следствием такого подхода явилась устоявшаяся практика обращения с новорожденными детьми (а также соответствующее отношение к беременности и родам), отталкивающаяся не от реальных потребностей малыша и матери (не говоря уже о семье в целом), а от удобства осуществления медициной взятых на себя функций. Это окончательно превращает беременную женщину, роженицу, ребенка просто в пассивные объекты медицинского вмешательства.

Тенденцию ориентации на патологию хорошо проиллюстрировали исследования, проведенные в 1985 году в странах Европейского региона специально созданной Группой перинатальных исследований при Европейском бюро ВОЗ. Согласно этому исследованию, постоянно растет число скрининг-тестов, применяемых при контроле за беременностью. В сочетании с еще недостаточными знаниями о физиологии беременности и о процессах развития плода это приводит к тому, что все больше женщин характеризуются как имеющие высокий риск. Это ведет к использованию медикаментов и лечебных процедур, которые не безопасны для здоровья матери и ребенка. Все большее использование современной диагностической техники при родах приводит к подобному же результату – увеличению числа технологических вмешательств и излишнему применению медикаментов, пагубно отражающихся на здоровье матери и ребенка. При этом отмечается значительное количество ошибок в проводимых тестах и чрезвычайно низкая эффективность лечебных процедур. Отмечается также практически полное игнорирование социально-психологических факторов в таких многогранных и сложных процессах, как беременность, рождение малыша и контакт его с родителями и другими взрослыми людьми. Такой подход был охарактеризован исследователями как «механистический и редукционистский». Это накладывает отпечаток и на рекомендации по уходу за ребенком, о конкретных последствиях которых скажем ниже.

Сегодня, однако, мы можем наблюдать процессы, которые можно охарактеризовать как подготовку к следующему акту этой драмы. Эти процессы отражают кризис, который переживает современная медицина, и наблюдаются практически во всех развитых странах. Во многих странах Западной Европы и в США развернулось и набирает силу движение за гуманизацию родов и обращения с новорожденными. Отказы беременных женщин посещать врачей, рост числа домашних родов, нелегально работающие акушерки, объединение родителей в организации, противостоящие официальной медицине, – такие факты также зарегистрированы в вышеупомянутом исследовании ВОЗ. В США общественность добилась ежегодной публикации медицинской статистики, а затем контроля со стороны представителей общественности за деятельностью здравоохранительных органов.

Все это совпадает с повышением интереса к развитию человеческой личности, к тайнам жизни и смерти, к познанию смысла нашего бытия. Ряд научных исследований, проведенных в последние годы, позволяет нам по-новому взглянуть на новорожденного и грудного младенца. Период новорожденности – это продолжение внутриутробной жизни. Для понимания периода новорожденности много дали исследования плода в утробе матери. Людей потрясли снимки, сделанные шведским фотографом Леннартом Нильсоном с помощью микроскопической камеры, приспособленной на кончике цитоскопа. Тысячи сделанных им снимков зафиксировали ту необычайно «насыщенную» жизнь, которую ведет внутриутробный младенец. Он гримасничает, сосет большой палец, открывает глаза, делает разнообразные движения, даже улыбается. Наблюдения показали, что многие реакции ребенка связаны с состоянием матери. Ребенок делает гримасу недовольства, когда в него попадают токсические вещества из крови матери. Он совершает движения, подобные судорожным, когда мать сильно волнуется. Он реагирует на шумы, проникающие к нему, в том числе на голос матери, на его интонацию, на свет и т.д.

«У 28-недельного плода наблюдали соответствующие реакции мимики на разные вкусовые ощущения: отрицательные гримасы на соль и горькое, выражения удовольствия на сладкое, а также выражения плача, крика, гнева», – пишет известный исследователь А.И. Брусиловский. И далее: «Строгие научные исследования показали значение высшей нервной деятельности в развитии зародыша… Все его движения в утробе матери обусловлены деятельностью органов нервной системы. Он делает не только движения конечностями, но и глотательные, и хватательные. Хватательный рефлекс, так хорошо развитый у новорожденных, впервые проявляется в возрасте 11,5 недель. Сосательный – в 13 недель. Плод хмурит глаза в 17 недель, делает дыхательные движения в 20 недель. Запись электрических импульсов мозга плода на последних месяцах внутриутробной жизни показала, что у него есть такая же смена ритмов, которая характерна для состояния сна, то есть две фазы сна, сменяющие одна другую…».

Плод довольно рано начинает реагировать на различные воздействия (нервная система образуется с 4-ой недели). Кроме того, поскольку эндокринная система начинает формироваться очень рано, ребенок на гормональном уровне «переживает» все эмоциональные состояния матери. «Каждая волна материнских гормонов резко выводит ребенка из его обычного состояния и придает ему обостренную восприимчивость. Он начинает ощущать, что произошло что-то необычное, беспокоящее, и пытается «понять», что же именно…», – пишет профессор Томас Верни в своей замечательной книге «Скрытая жизнь ребенка до рождения», в которой приводится огромное количество фактов непростых реакций плода на различные раздражители, на основании которых Т. Верни говорит о примитивном самосознании и эмоциональном восприятии действительности у плода.

В этом плане очень интересны наблюдения известного детского психиатра А.И. Захарова. Например – «…большинство детей, которых «не ждали», в дальнейшем заболевало неврозом страха…». Или: «Дети, пренатальное развитие которых осложнялось угрозой выкидыша, впоследствии чаще заболевали неврозом страха». Обширные исследования в области человеческого бессознательного, проведенные Графом, позволили ему обнаружить в бессознательной сфере уровень, который назван им перинатальным. Каждый из четырех важнейших начальных периодов существования: внутриутробное развитие, схватки, прохождение по родовым путям и первое время внеутробного существования накладывает специфический отпечаток на психику, внося вклад во всю нашу жизнь. Интересные исследования проведены Д. Чемберлейном, которому удалось в сеансах гипнотерапии воскресить воспоминание событий рождения.

Эти и многие другие исследования показывают, что в ходе своего внутриутробного развития человек проходит целый ряд постепенно усложняющихся психических переживаний, связанных как непосредственно с онтогенезом, так и с различными факторами, от него не зависящими (переживания матери, внешние воздействия и т.д.). Самым же значительным событием, оставляющим глубокий след в психике, является событие рождения. Запечатлевания во внутриутробном периоде и в процессе рождения образуют некий фон, на котором формируется сознательное отношение к миру. Период новорожденности также вносит вклад в этот фон. И в зависимости от того, каково содержание этих запечатлеваний, этот фон будет окрашивать дальнейшие впечатления в серые или розовые тона, оказывая влияние на мировосприятие.

Так или иначе, мы должны признать, что новорожденный – это существо с некоторым «багажом» в психике, и с этим нельзя не считаться. Нервная система его уже достаточно развита, чтобы воспринимать отношение к себе окружающих, запечатлевать происходящие события и обрабатывать поступающие извне сигналы, формируя на своем уровне некоторое отношение к окружающему. Исследования, проводимые с новорожденными, показывают, что ребенок избирательно реагирует на окружающих людей, он узнает свою мать. Например, ребенок совершает мышечные микродвижения в такт разговору взрослых, находящихся рядом, и наиболее интенсивны эти движения на голос матери. Причем он четко различает интонацию голоса, и это вызывает в нем соответствующие реакции. Ребенок чутко улавливает состояние человека, держащего его на руках, и реагирует на это состояние. Потрясающая чувствительность новорожденных и грудных детей к психологической ситуации вокруг них при безответственности и непонимании этого взрослыми приводит к тому, что дети становятся жертвами этой чувствительности. Конфликты между родителями, между родственниками, нервное состояние родителей и неумение с ним справиться – все это приводит к задержке развития детей и к их повышенной заболеваемости.

Сегодняшнее отношение к новорожденным и грудным детям можно охарактеризовать не иначе как насильственное. Неучет их тонких психических проявлений, сведение их жизненных потребностей практически к чисто физиологическим неизбежно это насилие порождают. Рождение с помощью медикаментов и других обязательных вмешательств, разлучение ребенка с матерью после рождения, обработка тела, запеленывание, кормление по режиму, содержание в термокомфортной температуре и т.д. – что это, как не насилие, допустимость которого логически вытекает из отношения к ребенку как к существу бесчувственному, не способному переживать? А ведь именно так дело обстоит в современной медицине. «…До последнего времени существовало убеждение о невозможности тонкой неврологии у новорожденных…», – пишет А.Ю. Ратнер. «В процессе эмбрионального развития, – пишет Н.П. Дубинин,- ребенок подчиняется биологическим законам. Он появляется на свет как особо организованное животное с очеловеченной биологией, совокупностью предпосылок для развития его социальной сущности». Так к нему и относятся – как к «особо организованному животному» с «совокупностью предпосылок». Многочисленные научные данные побуждают серьезно пересмотреть отношение к периоду младенчества (а также к беременности и процессу рождения). Однако все это пока остается за пределами рутинной медицинской практики.

Сделаем некоторые выводы, которые будут важны в нашем дальнейшем изложении:

1) физическое и психическое состояние младенца – это результат процессов и событий, происходивших на протяжении значительного периода времени, в том числе в течение беременности и родов, а не только в течение непосредственно прожитого во внеутробном состоянии периода;

2) психический «багаж», накопленный в периоды внутриутробного развития и рождения, достаточно значителен, чтобы во многом определить психологическую структуру будущей личности и влиять на всю последующую жизнь, в том числе и на физическое здоровье;

3) новорожденный и грудной ребенок обладают высокой чувствительностью к психологической атмосфере, в которой они находятся, и к событиям, происходящим с ними в этот период. Это оказывает сильное влияние на состояние их физического и психического здоровья;

4) уже новорожденные дети избирательно реагируют на людей; наибольшее значение для них имеет присутствие и эмоциональное состояние матери.

Мы видим, что ребенок – существо очень тонкое. Каждое событие, происходящее с ним, оставляет в его психике след. И при всей своей тонкости он еще является существом зависимым. Он не способен сам решать, делать волевые усилия и защищать себя. Это показывает, насколько ответственно нужно подходить к действиям в отношении ребенка. Мы постоянно должны помнить о тесной связи физиологических и психических процессов, проявляющейся у ребенка особенно сильно. Мы постоянно должны помнить о том, что наши действия уже в этот период влияют на все его будущее сознательное отношение к миру, и делать так, чтобы отношение это носило позитивный характер.»

М. Трунова и Л. Китаева